Центр Нейро

охрана нервно-психического здоровья детей и взрослых

   

Содержание

Главная
О Центре
Новости
Статьи
Услуги
Специалисты
Ссылки

Случайная статья

Ваше мнение

Сколько часов в сутки Вы спите?

Общая оценка проблем нервно-психического здоровья

Автор: Магнитская К.Б.
]]>Печать]]> E-mail
(1 Голос)

Национальное психическое здоровье - это системообразующее ядро каждого государства. Но, как ни странно, пока человечество до понимания значимости главного, что есть человек, т.е. его мозг, его психические процессы, общество доходит очень медленно. В сознании большинства слово "психика" относится только к патологии, а все остальное для обывателя - это "нервная система". Слово "психика" приобрело оттенок чего-то неприличного, о чем вслух не говорят, или, по крайней мере, говорят шепотом.

А ведь именно психика - это национальный интеллект, культура, этническое самосознание и, наконец, способность общества к выживанию.

Психическим здоровьем нации сейчас практически никто не занимается. Человек поделен между ведомствами, каждое из которых занимается лишь маргиналами. До тех пор, пока ситуация не превратится в "ведомственный" (по аналогии со страховым) случай, т.е. болезнь, правонарушение, школьная неуспешность или инвалидность, интереса к персоне не появится. Ответственность за жизненную неуспешность ведомство постарается вменить в вину самому человеку, а если это ребенок - то его родителям.

В нашей медицине традиционно сложилось достаточно серьезное отношение к телесной патологии. В медицинском ВУЗе ее изучают 4-5 лет. А вот мозгу в программе отведены считанные часы. Главный руководящий орган, создающий то, что называется здоровьем, т.е. физическое, психическое и социальное благополучие, не достался никому. Вернее, его поделили. Психиатр регистрирует клинические феномены и пытается эмпирически воздействовать на них комбинациями психотропных средств. А рядовой невропатолог получает основную информацию о человеке с помощью древнего инструмента - молотка. В целом в медицине сложилась грустная ситуация, сформированная физиологом А.П. Зильбером: "Для ларинголога нет человека ниже ключицы, а для гинеколога - выше пупка". Собрать человека целиком некому, а потому пусть отвечает сам за себя.

Очень долго в представлении о личности и путях ее формирования господствовала теория примата социального над биологическим. Действительно, среда учит индивидуум, вернее, его мозг, выполнению главной задачи - выживанию. Но какой мозг вступает в жизнь, как он будет проходить школу жизни и почему успешность различна?

У этой проблемы глубокие корни. Не заглядывая в пострадавший при тоталитаризме генофонд нации, обратимся к сегодняшним причинам нервно-психического нездоровья. Только что зародившуюся жизнь подстерегают множество опасностей: вирусные инфекции, лекарственные воздействия, анемия, токсикозы (особенно второй половины беременности), нарушения плацентарного кровотока. На первом месте по повреждающему воздействию на мозг плода стоит кислородная недостаточность. Внутриутробная гипоксически-ишемическая энцефалопатия - одна из главных причин патологических родов. Пострадавший мозг плода, часто отягощенный гидроцефалией, не может полноценно руководить сложным нервно-мышечными, а вернее, системными реакциями на родовую деятельность организма матери.

В практике государственного здравоохранения акушерско-гинекологическая служба несет относительную ответственность только за здоровье женщины. Анемия беременных, в силу широкой распространенности, стала рассматриваться как вариант нормы. При угрозе самопроизвольного аборта используется туренал, обладающий тератогенным эффектом.

Неоправданно оптимистическое отношение сложилось к кесареву сечению. В широком распространении этого явления есть две причины: уменьшение осложненных родов и, возможно, главное - финансовая заинтересованность родильных домов: ведь операция оценивается дороже.

Наш опыт показывает, что кесарево сечение для ребенка совсем не благо, операция не уменьшает натальную патологию, а нередко становится ее причиной. При разрезе полости матки ребенок получает баротравму за счет резкого перепада давления. Он оглушен наркозом, его мышечная система расслаблена и не сопротивляется усилиям акушера, извлекающего его через узкий разрез. Возможность травмы при таком состоянии мозга возрастает.

Неонатологами давно выявлен еще один немаловажный факт. Во время естественных родов в организме ребенка образуется высокая концентрация эндорфинов и энкефалинов. Они защищают организм от боли и стресса при переходе в новую среду. При кесаревом сечении эта защита отсутствует. Наркоз, полученный ребенком вместе с матерью, затрудняет выработку надпочечниковых гормонов - катехоламинов, которые обеспечивают переключение всех систем на новый образ жизни.

При выписке из роддома мать часто не осведомлена о тех опасностях, которые подстерегают ее ребенка в будущей жизни. Ей никто не перевел, что значат записи в эпикризе "внутриутробная гипоксия", "гипоксически-травматическое поражение ЦНС", "гипоксически-ишемическая энцефалопатия".

В недельном возрасте ребенок переходит под наблюдение педиатра. Синдром нервно-мышечной возбудимости, общего беспокойства ребенка, как правило, объясняется неполадками в соматической сфере, чаще всего метеоризмом.

Если ребенку повезло, на него обратит внимание невропатолог и постарается до года (так определен срок обязательного наблюдения невропатологом) компенсировать церебральную недостаточность. Такая ситуация чаще сопровождает гидроцефально-гипертензионный синдром. В год матери объявят, что все в порядке, и ребенка "снимают с учета". Если патология более серьезная и есть значительная двигательная недостаточность, то вопрос о ДЦП не ставится. С этим диагнозом неврологическая служба опаздывает на 1,5-2 года, ждет, пока не возникнут выраженные атонические или спастические парезы. Но главное время лечения - младенчество - навсегда потеряно. Естественно, что за опоздание с диагнозом никто ответственности не несет. Просто "вашему ребенку не повезло".

Но если ребенка миновала эта трагическая чаша, то не стоит думать, что мозг забыл, как он голодал во внутриутробный период. Биологическая память устроена так, что она на всю оставшуюся жизнь помнит о прежней неприятности и всегда готова запустить механизмы защиты. Природа работает не так, как система здравоохранения, т.е. сначала дождемся клиники, а потом будем лечить. Биологическая память запускает системы защиты с опережением и некоторым избытком. И если мозг включал когда-то наработку спинномозговой жидкости, которая является компенсацией недостаточного кровоснабжения, то этот механизм, эта система обороны мозга будет работать долго. Проявит она себя симптомами общего беспокойства. Капризный, неугомонный, часто бесцельно суетливый ребенок становится мучителем всей семьи. Он плохо спит, часто плачет во сне. Впадает в истерику при малейшем отказе от выполнения его желаний, агрессивен. Уговоры и наказания усиливают беспокойство. Взрослые не понимают, что так внешне проявляется эмоциональный дискомфорт, депрессия. Если ребенку не удается разрядиться на ближних, он яростно ломает игрушки. Только не путайте ранний детский вандализм с исследовательским разбиранием игрушек на части. А если маленькому человеку совсем невыносимо, он направляет агрессию на себя: кусает руки, бьется головой о стену. Стремление вызвать боль, а иногда и "выпрашивание" наказания - явный признак депрессии. Боль приводит к выбросу внутренних морфинов, и ребенок временно затихает. Если справляться с трудным ребенком болью - разовьется мазохизм.

В детском саду нервный ребенок тоже симпатии не вызывает: трудно усваивает нормы поведения, нет устойчивого внимания, все не интересно, непослушен. Ему пытаются объяснить, что он не прав, т.е. не правильный. Его ругают, сравнивают с другими, хорошими. В одном детском саду придумали даже такую воспитательную меру - вешать на неслуха табличку "Я - плохой". Бессилие воспитателей трансформируется в обвинение родителей, мол, мало внимания уделяют ребенку. Дело доходит до серьезных конфликтов. "Плохого" стремятся всеми способами "выдавить" из сада. И редко дело доходит до совета полечить ребенка. Правда, умение давать советы в таком деликатном деле, как психическое здоровье, задача сложная. Если родителям категорически заявят: "Он у вас ненормальный, ведите его к психиатру", то советчик скорее получит в ответ такую же рекомендацию. Если ребенок и дойдет до врача, то это скорее будет детский невропатолог, которого проблемы формирования личности интересуют мало.

Нарушения поведения у детей - это внешнее проявление повреждений в эмоциональной сфере. Недаром в последней международной классификации болезней (МКБ-10) поведенческие и эмоциональные расстройства у детей включены в одну рубрику. Самым распространенным явлением, которое ни родители, ни педагоги-воспитатели не относят к патологии, является гиперкинетическое расстройство поведения с нарушением активности внимания. Неусидчивость и невнимательность стали главными формулировками в негативной оценке ребенка. Причем и родители, и педагоги рассматривают это состояние как проявление преднамеренной злой воли и ставят это в вину ребенку.

Сегодняшние знания о мозге и психике позволяют рассматривать гиперактивность как одно из проявлений тревоги. Задача мозга - обеспечить биологическое выживание решается за счет постоянного исследования окружающей среды и поиска опасности. Сенсорные системы мозга сканируют пространство, останавливаются на значимых элементах. Если пространство уже известно, однообразно, то мозг требует расширения зоны исследования. Однообразие интерьера наших квартир, садиковских групп, выстроенных по строгой геометрии рядов кроватей, стульев, приводят мозг в ярость. Сенсорный голод требует утоления. Поэтому лучше уползти в подворотню и насытиться беспредельностью нового мира. Многие родители недоумевают: в саду ребенок ведет себя прилично, а дома как с цепи срывается, кричит, скачет, скандалит. Особенно это случается с теми детьми, где семья живет по простому принципу: дорога в сад, дорога из сада - вот и вся прогулка. Да и прогулка в саду - все тот же надоевший двор. Кстати, и собака, сорвавшаяся с цепи или выпущенная из городской квартиры, так же носится для утоления двигательного и сенсорного голода. И ненасытная жажда телевизора - это тоже попытка утолить сенсорный голод.

При некоторых повреждениях мозга сенсорное насыщение не наступает. Чаще всего это случается, если мозг в начале своего развития перенес гипоксию. Формальный интеллект при этих повреждениях может не страдать, ребенок не глуп, но неусидчив, невнимателен. Грубых неврологических симптомов нет. Такие состояния именовались как минимальные мозговые дисфункции. Таких детей длительно пытались лечить успокоительными средствами, психотропными препаратами. В США был создан препарат "риталин", этакий нейролептический пеленальник, который делал ребенка вялым и тупым.

Решение проблем гиперактивного ребенка - это объединение усилий медиков, педагогов, психологов. Они должны быть согласован, дополнять друг друга. Эффективность, вероятно, связана с последовательностью корригирующих мер. До тех пор пока биологический субстрат будет функционировать как патологическая система, все попытки "уговорить" мозг быть правильным едва ли окажутся успешными. Биологическая терапия должна создавать условия для социального обучения.

Представления о биологической терапии должны быть в корне изменены. К сожалению, многие врачи продолжают расценивать нарушения поведения как злой умысел ребенка и стремятся к нейролептическому подавлению негативных тенденций, не заботясь о восстановительной терапии пострадавшего мозга.

Поврежденный незрелый мозг будет защищаться от неадекватных его возможностям требований, что приведет к оппозиционному поведению, бурным протестам или замкнутости, уходу в себя.

Психологические и педагогические воздействия должны наслаиваться на биологическую терапию с учетом динамики реагирования мозга. И еще один аспект. Развитие нейрофизиологических и нейропсихологических систем мозга не идет по прямой вперед и вверх. Развитие личности претерпевает качественные скачки. Наиболее заметна эта ситуация в подростковом возрасте, когда на поверхность выходит биосоциальное поведение. Оно тем отчетливее, чем больше мозгу пришлось затратить сил на обеспечение выживания организма. Дискордантность систем, проявлявшаяся до этого минимальными мозговыми дисфункциями, становится грубой. Появляются отчетливые признаки вегето-сосудистой неустойчивости со скачками артериального давления в обе стороны. Дезорганизация поведения достигает максимума, подросток бросает вызов миру взрослых, он все готов разрушить и перекроить на свой лад. Эмоциональное напряжение гиперактивного ребенка перерастает в дисфорию со склонностью к агрессии или острой жаждой избавления от депрессивного состояния. В этих ситуациях алкоголь и наркотики легко становятся частью жизни.

Но о детских депрессиях - это отдельный разговор.


Поделиться
Тэги: гиперактивность, дети, поведение Просмотров 39767 Последнее обновление 03.01.2015 г.